Единственная и необходимая

Статьи

Когда ребенок готов отпустить маму? Почему малышам так тяжело даются даже короткие расставания с родителями? Почему дети возраста от года до трех лет сделают что угодно, лишь бы мама не уходила? С этими вопросами сталкивалась любая мама, зачастую теряясь и не понимая, как правильно реагировать.

Когда ребенок делает первые шаги, у него начинается совсем другая жизнь. Теперь он может передвигаться не только сидя в слинге, на руках или в коляске, что означает определенную степень автономии. Но, несмотря на такие разительные перемены, ребенок еще слишком мал, и мама ему нужна не меньше, чем раньше. Ведь он еще не способен выжить сам, без заботящегося взрослого. И здесь очень важно, какие отношения выстраивает этот взрослый с ребенком.

СПРАВКА:
Гордон Ньюфелд – канадский психолог-девелопменталист, доктор наук. Автор концепции развития на основе привязанности, основатель Института Ньюфелда (Канада, Ванкувер). Отец пятерых детей и дедушка.

Не все слышали о «теории привязанности» Ньюфелда – автора подхода, в котором главную роль играют отношения привязанности. Взрослый ведет за собой ребенка и заботится о нем, а ребенок принимает эту заботу, следуя за взрослым. На этом пути родители создают условия для естественного развития, но не подгоняют ребенка, чтобы он мог взрослеть в своем темпе, становясь в итоге истинно зрелым, а не взрослым по паспорту.

Главная причина, из-за которой нарушается то самое естественное взросление, это сепарация – потеря ощущения близости ребенка с тем, к кому он привязан (чаще всего это мама). Поскольку ребенок возраста от года до трех лет еще очень зависит от родителей, страх потерять маму парализует свободное течение процессов созревания. Ребенок еще не в состоянии осознать все эти «скоро», «через два часа», «утром» и прочие. Для него существует только данный момент, здесь и сейчас. Многим знакома ситуация, когда даже в туалет без ребенка не сходишь, не то что суп сварить или в магазин выйти. ????

Почему же физическое разделение с мамой так остро воспринимается детьми? Почему детей не успокаивают наши заверения в любви, объяснения, что «Утром ты снова увидишь маму» или что «Я приду через час, и мы снова будем играть»? Все потому, что чем младше ребенок, тем менее глубока привязанность. При благоприятных условиях привязанность постепенно углубляется год за годом все дошкольное детство. На шестом (максимально глубоком) уровне привязанности разлука переживается проще, но до трех лет у ребенка могут быть развиты лишь первые три.

Первый уровень привязанности – физический – «работает» с самого рождения ребенка. На этом уровне малышу очень важно именно физически ощущать, видеть, слышать, осязать присутствие взрослого, к которому он привязан. Поэтому бодрствовать в слинге или на ручках, спать рядом с мамой (а у очень чувствительных детей – на маме), чувствовать мамины руки, слышать голос, видеть улыбку – самые частые и самые важные для ребенка способы чувствовать мамино присутствие в его жизни, мамину любовь. Просто потому, что никакой другой язык любви малышу еще не понятен.

До второго уровня – похожести – привязанность углубляется примерно к моменту, когда ребенок начинает ходить. Малышу становится важно быть похожим на людей, к которым он привязан. Малыш старается копировать речь родителей (благодаря чему учится говорить), подражает действиям, надевает мамину шляпу, «разговаривает», как папа, по мобильнику.

На третьем году привязанность развивается еще глубже, теперь это уровень принадлежности и верности. Именно в это время ребенок начинает говорить: «Это МОЯ мама!», «я папин сын», «это НАША собака!», появляется ревность. Малыш старается помогать маме: подметать или пылесосить, мыть пол и посуду, расставлять тарелки и раскладывать ложки. Непринятие родителями помощи ребенка в этот период воспринимается им как отвержение.

Бывает, что ребенка растит не мама, а папа, бабушка или приемные родители. Тогда все написанное в статье касается именно этого, главного для малыша человека. Для нормального развития важно, чтобы у ребенка был хотя бы один любящий и заботящийся взрослый, к которому он будет привязан.

В последующие три года привязанность может постепенно углубиться до шестого уровня. Это произойдет естественным образом при условии, что ребенок будет ощущать непрерывную связь с мамой. Возникает вопрос: что же теперь, маме никуда не отойти от малыша, быть все время рядом?

Пока малыш совсем маленький (до года), у мамы мало возможностей смягчить сепарацию. Оставлять ребенка такого возраста можно только с хорошо знакомым ему взрослым, который часто заботится о малыше и к которому ребенок уже успел привязаться. Это не убережет его от переживания разделения, но сделает разлуку не такой болезненной. Что еще может сделать мама – это на время своего отсутствия оставить ребенку какую-нибудь вещь со своим запахом (первый уровень привязанности – физический: видеть, слышать, осязать, обонять).

На следующих двух уровнях привязанности сепарация также очень болезненна для малыша. Именно незрелость ребенка, а не попытки манипулировать родителями, капризы или «плохое поведение», заставляет его хватать маму за ноги, плакать, цепляться, а иногда даже бить или обзывать. Отпустить маму для ребенка такого возраста – все равно что потерять. Он чувствует страх, тревогу, душевную боль.

Но как все-таки быть маме, если ей необходимо на время уйти? Есть ли способы смягчить последствия, сделать переживание разделения не таким горьким для ребенка?
  1. Чтобы сохранить у малыша ощущение непрерывного контакта с мамой, важно «перебросить мостик» через предстоящую разлуку. Соединить настоящий момент с тем временем, когда вы снова встретитесь. Акцентируйте внимание ребенка на том интересном, чем вы займетесь вместе после вашего возвращения. Помогите ему сфокусироваться на ожидании этого увлекательного времяпрепровождения, а не на предстоящем разделении.
  2. Обязательно напитайте малыша контактом с вами перед вашим уходом и сразу после возвращения. Уделите ему ваше время и внимание по собственной инициативе и дайте больше, чем он просит.
  3. Расскажите, куда вы уходите, чем вы будете там заниматься, когда вернетесь. Покажите, где в момент возвращения будут стрелки часов (и обязательно вернитесь вовремя или чуть раньше).
  4. Договоритесь, что созвонитесь в определенное время (и чем дольше разлука, тем больше должно быть таких контактов), и сдержите обещание.
  5. Перед уходом подарите малышу тысячу своих волшебных «поцелуйчиков». Пусть он положит их в карман и достает один каждый раз, когда ему без вас становится тоскливо. Если такой поцелуйчик приложить к щечке – становится гораздо веселее! Ведь это как будто мама поцеловала.
  6. Подарите ребенку свою фотографию, улыбающийся портрет. Малыш сможет брать «маму» с собой, если едет к бабушке, идет в детский сад или если остается дома без вас, с другим взрослым.
  7. Расскажите ребенку, чем он будет заниматься во время вашего отсутствия: «Вы с бабушкой сходите в магазин, потом пообедаете, поиграете – и мама придет».
  8. Если у ребенка развит второй уровень привязанности, на время своего отсутствия мама может оставить ему, например, свои бусы. Или шарф. Ребенок может сидеть в мамином кресле или пользоваться какой-то ее вещью. А еще можно купить себе и ребенку одинаковые футболки (привязанность на уровне похожести), недаром так востребован «фэмили лук» (family look).
  9. Для ребенка, привязанного на третьем уровне (принадлежности и преданности), все вышеперечисленное тоже будет действовать. Но плюс к этому для перекрывания разделения замещающий маму взрослый может, к примеру, вместе с ребенком сделать что-то для мамы (рисунок или поделку, испечь для нее печенье).

Ну и, конечно, вне зависимости от актуального уровня привязанности, имеет значение, с кем вы оставляете ребенка и как вы это делаете. Важно, чтобы это был хорошо известный ребенку взрослый, к которому малыш привык. Прежде чем оставить ребенка с этим человеком, нужно время от времени создавать ситуации, в которых они встречаются и взаимодействуют в вашем присутствии. Это могут быть домашние праздники, совместные игры и прогулки. Ребенку гораздо проще принять человека, с которым его мама доброжелательно общается. Пусть малыш видит это.

И даже если с ребенком остается родственник, маме важно наладить контакт между ним и ребенком, прежде чем уйти. Можно рассказать сыну, как ждет этот взрослый возможности поиграть с ним. Обратить внимание дочки на совпадающие предпочтения, например, заметить, что этот человек любит то же блюдо, что и она. Или у него тот же любимый цвет. Или он тоже обожает кататься на велосипеде. Чем большую общность почувствует малыш с замещающим маму взрослым, тем лучше.

Но даже если вы учли все рекомендации, нет никаких гарантий, что в ваше отсутствие или по вашему возвращению ребенок не будет плакать. Будьте готовы принять его слезы (или его злость) спокойно, с пониманием. Малыш переживал сильную тревогу, пусть она прольется слезами.

Сепарация субъективна, она может быть как реальной, так и ожидаемой. Что еще воспринимается ребенком как сепарация:
  • укладывание спать и сам сон;
  • агрессия взрослого в адрес ребенка;
  • разделяющая дисциплина (тайм-ауты, игнорирование, бойкотирование, притворный уход («ну ты оставайся на площадке, а я пойду»), использование против детей того, что им дорого);
  • фразы вроде «иди отсюда», «ты не мой мальчик», «такая дочка мне не нужна»;
  • упоминание любого вашего с ребенком различия, если ребенок привязан к вам на уровне похожести;
  • ожидание предстоящей разлуки, если малыш знает, что она произойдет;
  • страх, что мама уйдет (даже если мама не собирается, но ребенок тревожится об этом);
  • переезд;
  • рождение брата (сестры);
  • детский сад, школа, работа родителей;
  • развод родителей;
  • осознание, что родители могут умереть;
  • секреты, которые разделяют (если мама или папа про меня это узнают, то не будут любить).

Статья из №3 (77) 2017 г. журнала «Виноград».
Текст: Лариса Покровская, психолог в «Под зонтом».
Фото: из домашнего архива автора.