Нужно быть идиотом, чтобы не видеть, что мне нужна помощь!

Статьи

Я ползу на руках вверх по ступенькам. Ноги волочатся сзади, как не мои. Но они точно мои, просто почему-то не принимают участие в этом передвижении. Работают только руки.

Я ползу на руках по ступенькам, пробираясь между чужих ног. Эти ноги принадлежат людям, стоящим на моем пути. Они стоят группками по несколько человек. Разговаривают, смеются. Общаются. У них происходит что-то свое, они живут какую-то свою жизнь. Им хорошо.
Я ползу на руках вверх по ступенькам, пробираясь между их ног. И никто из них, стоящих здесь, разговаривающих, смеющихся, не помогает мне. Даже не пытается помочь.

Они точно меня видят. Они смотрят на меня, когда я натыкаюсь на их ноги. Смотрят с удивлением и любопытством. Иногда убирают ногу, давая мне путь. Иногда отходят. Но не помогают мне.

Мне очень тяжело. Я устала, я уже еле ползу. И я очень злюсь на них. На всех этих равнодушных, не желающих мне помочь людей.

Место, где я нахожусь, напоминает лекционный зал в университете. Или кинозал. Ряды кресел, расположенных все выше и выше. А внизу подобие сцены. И везде люди. И там, внизу, и на ступеньках по всему пути моего следования.

Зачем я ползу вверх? Не знаю. Но как будто так надо. Как будто это то, что я должна делать. Ползти вверх, пока ступеньки идут на возвышение, а потом ползти вниз, когда достигну наивысшей точки. Зачем? Не знаю, и мне не очень-то и интересно. Я просто делаю эту работу – ползу на руках. Я просто должна.

Мне очень тяжело, я стараюсь изо всех сил. А они стоят, разговаривают, смеются – и не помогают мне. Весь мир живет своей жизнью, пока мне плохо. Пока я зачем-то ползу вверх, чтобы потом ползти вниз. А потом? Не знаю. Да и какая разница, я же пока не доползла.

***
— Что вы чувствовали, когда ползли? Какие эмоции были в этом сне?
— Чувствовала, что никому не нужна. Никому нет дела до меня и моей жизни. Никто не хочет помогать мне. Но вот что было странно: с одной стороны, они мне не помогали, но с другой – они смотрели на меня по-доброму, понимаете? Как такое может быть? Если ты настроен доброжелательно к кому-то, разве ты будешь стоять спокойно, когда он ползет?
— Почему нет?
— Ну как это?! Мне было трудно ползти, ноги не двигались, работали одни руки. А они просто стояли и смотрели на меня.
— А чем они могли бы вам помочь?
— Ну как же! Встать, например. Сесть на кресло, может быть. Ну не знаю. Но как минимум встать.
— А они знали, что вы хотите встать? Вы же вроде ползли?
— Можно подумать, человек будет ползти по доброй воле. Можно подумать, он будет ползти, когда может идти. Можно подумать, они не понимали, что мне нужна помощь!
— А как вы показывали, что помощь нужна?
— Я ползла!!!
— Но что если вы хотели именно этого – ползти?
— Да конечно!
— Но откуда им знать? Каким образом они должны были догадаться, что вы хотите встать, если вы ползли и ползли? И не просили о помощи?
— Да потому что идиотом быть надо, чтобы не понимать, что я ползу не от хорошей жизни!
— Даже если предположить, что часть людей понимала, что вы ползете не от хорошей жизни, — разве не может быть такого, что помощи, тем не менее, вы не хотите? Разве нет людей, которые помощи не хотят, предпочитают сами справляться?
— Ну… есть… Но они же могли спросить меня! Или предложить мне помощь, а там бы я согласилась или отказалась.
— Могли, наверное. Так же, как и вы могли попросить их о помощи. Разве нет?
— То есть, это типа я тут поломанная, а не они?
— …
— Ну приехали…

***
— И вот я в пижаме, зимой, по грязному снегу… Иду, никого не трогаю. И тут мужик какой-то (одетый по-зимнему, не в пижаме, как я) подходит ко мне и спрашивает: «Девушка, а вам не холодно в пижаме-то?». Представляете?
— А вы что?
— А что тут скажешь?! Хотелось послать его, или сказать «А тебе какое дело?!». Или «Иди куда шел».
— Почему?
— В смысле «почему»? Какое его собачье дело, в чем я хожу? Я же одетая, никаких норм не нарушаю.
— Ну так может он беспокоился, что вы простудитесь, зима все же на дворе.
— Ну конечною Ага. Беспокоился. Можно подумать.
— Вообще-то, я бы тоже обеспокоилась, увидев зимой на улице девушку в пижаме. Может, у нее случилось что-то? Может, она не в себе? Может, ей нужна помощь…
— (хмыкаю)
— Вам так не кажется? А зачем тогда тот мужчина спросил вас про пижаму?
— Да подколоть хотел. Мол ишь дура какая – зимой в пижаме.
— А почему вы так решили?
— Потому что не может ему быть дела до того, как я одета.
— До вас никому нет дела? Никто не может позаботиться о вас? Никто не беспокоится, как вы? Вы никому не нужны?
— …

***
— И вот я тону, а он стоит, смотрит на меня с пирса и улыбается. УЛЫБАЕТСЯ мне! Понимаете, по-доброму так… Типа хорошо относится ко мне. Типа любит. Стоит и смотрит на то, как я тону.
— А вы? Как вы тонете?
— Что значит как? Погружаюсь под воду, потом всплываю, снова погружаюсь. Жду, когда он мне руку протянет и спасет. А он стоит, смотрит, улыбается и все. Не дает мне руку. И я тону.
— А он знает, что вы тонете?
— Конечно! Я же перед ним! Он на меня смотрит!
— Но понимает ли он по вашему виду, что вы тонете?
— Ну он же не слепой! И не дебил!
— А вы кричите, зовете на помощь?
— Нет, конечно. Чего орать – он же рядом стоит и смотрит, видит, что происходит.
— Как я понимаю, он видит, что вы то погружаетесь под воду, то всплываете. И все это молча, глядя на него. Так?
— Да!
— Как думаете, если вы скажете ему, что тонете, если попросите о помощи – он протянет вам руку?
— Да. Тогда ему будет не отвертеться. Если не поможет в ответ на просьбу – это ж получится, что он будет повинен в моей смерти.
— А так, когда вы молча утонете – не повинен?
— Ну выходит что нет. Раз сможет отмазаться, что типа не понимал, что происходит.
— А вы думаете, ему зачем-то нужна ваша смерть?
— Нет. Просто и жизнь моя ему не нужна. Ему скорее все равно. Есть я – он улыбается. Не будет меня – точно так же улыбаться будет. Ничего не изменится.
— Звучит очень печально…
— Да. Есть я, нет меня – людям все равно. Я никому не нужна
— И себе не нужны?
— Раз другим не нужна – то и себе не нужна. Никому такая не нужна.
— И как вам это?
— Мне больно!!!

***
Эти диалоги реальные. Эти сны снились мне много лет назад. Буквально каждую ночь я видела что-то подобное. Картинка менялась, но смысл оставался тем же: никому нет до меня дела, люди не хотят мне помогать.

Я рассказывала сны своему психотерапевту, и каждый раз терапевт старалась донести до меня простые вещи:
1) Никто и не должен сам догадаться, что мне плохо. Никто не должен угадывать, понимать без слов, додумывать за меня.
2) Если мне нужна помощь – нужно попросить о ней. Открыть рот и сказать слова. При этом слова должны быть простыми, ясными, четкими, недвусмысленными.
3) Попросить о помощи – это есть наша помощь самим себе. Если я сама не готова себе помогать – почему должны другие?
4) Просить о помощи не стыдно, это не признак слабости.
5) Люди достаточно хорошие. Мир достаточно дружелюбен.
6) Часто (но не всегда) банан это просто банан. Часто в словах человека нет скрытого смысла, подтекста. Часто «Девушка, а вам не холодно в пижаме?» не означает ничего, кроме беспокойства человека о том, не холодно ли девушке в пижаме зимой на улице. Часто в этом нет ничего кроме и ничего вместо.
7) Слышать именно то, что человек спрашивает (без своих проекций), переспрашивать и уточнять у самого человека, если «кажется, он имел в виду…» – это и есть один из признаков психического, психологического здоровья.

***
Сейчас я сама психотерапевт. И выстраивание границ между собой и другими, собой и миром – важная часть работы с большинством моих клиентов.

В пятницу 1 февраля в 13-00 в прямом эфире в Инстаграм @podzontom.club предлагаю поговорить о том, как же так получается, что люди порой сами себе не нужны, не ценны. Почему мы порой не озвучиваем просьбы, но ждем, чтобы другой догадался о нашей потребности сам. И сам же ее удовлетворил. Откуда берутся обиды на весь мир. И, главное, – почему невозможно помочь тому, кто сам себе не помогает.

Текст: Лариса Покровская, психолог в «Под зонтом».