avatar

Статьи

Подробнее ↓

Как из высокочувствительного ребенка вырастить взрослого, которому сложно справляться

Статьи

Я очень завидую людям, которые могут использовать любую возможность, каждый промежуток времени, чтобы поработать. Они здесь чуть-чуть поработают, там чуть-чуть поработают… Пока ребенок на кружке чуть-чуть поработают, пока спит… В итоге работа сделана.

Я совсем-совсем не отношусь к таким людям. Это большая тщетность моя, с которой очень сложно примириться. С тем, что я не умею использовать возможности. Не умею не только работать кусочками, но и отдыхать.

Например, когда Егор был маленьким, я не могла поспать, когда муж шел с ним погулять. Потому что время было ограничено. Я не могла уснуть, зная, что через час (да даже через два!) ребенок уже вернется домой. Чтобы уснуть, мне нужно было неограниченное ничем время. Тогда и только тогда я могла (и могу) расслабиться и уснуть. Потому что мне требуется вот этот самый час, чтобы въехать в процесс. Чтобы успокоиться, расслабиться, отключиться от шумов дня. Отключить каким-то образом общую тревожность, контроль, мозговую деятельность с обдумыванием всего чего только можно. Мне и вечером сложно это делать, а уж днем так вообще.
Читать дальше

Установки, которые родители бессознательно передают детям

Статьи
Всем нам знакома ситуация, когда в стрессовых ситуациях мы действуем и говорим на автомате, произнося слова собственных родителей. При этом мы действуем часто «из лучших побуждений»: заботимся, чтобы ребенок не обжегся, не упал; стараемся не опоздать куда-то; пытаемся сделать так, чтобы ребенок наконец перестал плакать (как будто это автоматически означает, что ребенку перестанет быть плохо). А последствия таких «сообщений» ребенку, порой, катастрофические. Мы продолжаем так поступать, так говорить, не задумываясь о том, что и почему мы делаем и говорим. Попробуем разобраться.

Не живи
Как это может звучать: «глаза б мои на тебя не смотрели», «что б ты сквозь землю провалился», «мне не нужен такой плохой мальчик», «извести меня решил». Сюда же относятся пространные беседы про то, как мама долго рожала, сколько ребенок принес бед и т.д.

Скрытый смысл: манипуляция ребенком при помощи внушения ему постоянного чувства вины перед родителями.

Результат: Ребенок бессознательно принимает установку о том, что он источник всех бед и что он вечный должник, при этом невротическая вина разрушает ребенка изнутри. В определенный момент ребенок начинает вести себя провокационным образом – «оправдывать» звание источника всех бед. Также, ребенок может сделать вывод, что для родителей было бы лучше, если бы его не было на свете. В детстве такой ребенок часто получает травмы, а позже может найти другой способ разрушить свое здоровье — алкоголизм, наркомания, обжорство.

Иногда установка звучит как «не живи своей жизнью, а живи моей жизнью». В этом случае ребенок все время стремится доказать, что он для родителей является ценностью.

Не будь ребенком
Читать дальше

Одиночество

Статьи

Терпеть не могу одиночество! В нем зябко и сыро, под ногами болото как после затяжных ливней, а любая безобидная фраза обрушивается на голову как кирпич.
А иногда в нем сухо-сухо. Так сухо, как в жаркой пустыне, где сто лет не было дождя. И губы трескаются, и так хочется пить, что думать не можешь ни о чем другом.
А еще в нем больно. Как будто кто-то обмотал сердце колючей проволокой. И душа пытается кричать — и не может. Жадно хватаешь ртом воздух, но он какой-то вязкий, и хочется выть, и разваливаешься на части, и погибаешь медленно и мучительно.
А хуже всего по вечерам. Когда все дела сделаны, дети уложены, и казалось бы – теперь можешь, наконец, для себя, но когда больше не для кого, то для себя не в радость. И чувствуешь себя несчастной.

Обожаю одиночество!
Читать дальше

Большая маленькая я

Статьи

Иногда мне кажется, что я очень маленькая. Такая маленькая, что даже моя шестилетняя дочка больше меня. Потому что ей, если что, есть к кому прийти и спросить. Например, можно ли ей мороженого. Или что такое кресераврора. Или научу ли я ее застегивать наощупь бюстгальтер, когда у нее грудь начнет расти, и в каком возрасте это будет. И оттого, что у нее есть я – к которой можно с вопросами и слезами и счастьем от самостоятельно нарисованной закорючки – она чувствует себя спокойной. И такой… шестилетней. Она так и говорит: «Я – Саша, шестилетняя девочка, почти принцесса». И я понимаю, что жизнь у нее удалась. И радуюсь.

А мне с вопросами не к кому. Разве что к Гуглу, но в него не уткнешься, если ответ не порадует. Думаю, моя мама сильно удивится, если я позвоню ей и спрошу, почему так сложно решиться покраситься в синий цвет. Или как быть, если и спать хочется, и личное время возможно только когда дети улягутся. Или если поделюсь с ней радостью о том, что мне наконец удалась малая форма. Мне, которая пишет длиннющие тексты и не дает редактору их резать! Ну просто я даже не помню, когда в последний раз задавала маме вопросы. Или – задавала ли я их вообще. Потому что когда мне было 6 лет, как сейчас Сашке, я была «Тебе уже 6 лет! Уступи братику. Ты старше, ты должна быть умнее». А тем, кто «УЖЕ 6 лет», как-то не пристало задавать вопросы. Подразумевается, что они уже знают все ответы. А что не знают – выучат в школе, так что…

А иногда мне кажется, что я очень большая.
Читать дальше

Танец равноценных партнеров

Статьи

Дети вверяют себя нам, чтобы мы видели их такими, какие они есть на самом деле, и понимали, что ими движет. Чтобы принимали их со всеми «неправильностями» и «негативностями» — слезами и соплями, истериками и капризами, нытьем и цеплянием за нас, непослушанием и незрелостью. Чтобы всегда были готовы им помочь. Чтобы всегда были рядом. Всегда. Чтобы принимали решения и несли ответственность. Чтобы окрасили мир вокруг в нужные ребенку цвета, населили розовыми пони и радугами, сделав его безопасным и предсказуемым. А на дороге из желтого кирпича создали все необходимые ребенку условия для развития. Чтобы мы установили ясные границы и четкие правила, давали обратную связь, комментировали и обсуждали, помогая ребенку выстраивать свою систему ценностей. Начиная от «хорошо» и «плохо» и заканчивая пониманием, что с одной стороны это хорошо, но с другой… Чтобы поощряли ребенка выражать свои желания, мысли, делиться мечтами. Создавали надежный тыл, благодаря которому он сможет не бояться рисковать, пробовать, ошибаться, падать и – вставать, чтобы идти дальше.

И это бесценное сокровище. Получить его от родителей в подарок – большая удача и невероятное счастье. Не всем так повезло. У тех, кому не досталось в детстве, потребность в чувстве безопасности, в принятии с течением времени никуда не делась, она внутри. И мы невольно ищем того, кто мог бы дать нам сполна. Насытить. Долюбить наконец. Всегда быть рядом. Всегда.
Читать дальше

It hurts too much (это слишком больно)

Статьи

Иногда мы выходим из отношений не потому, что разлюбили, а потому что слишком больно в них оставаться… Такой выход из отношений требует чувствования себя (мне больно и мне не нравится, это), осознавания своих потребностей (эти отношения не дают мне то, что мне нужно), понимания, что от вас зависит только 50% того, что происходит в отношениях, а вторые 50% зависят от партнера (вы не всесильны, и как бы вы ни старались, если партнер не старается тоже, или старается, но в другую сторону — ничего не получится). И тогда можно разорвать отношения. И это больно, очень больно. Но и в отношениях было много боли. Но была ли в них надежда на иное будущее? А если нет, то готовы ли вы так и прожить всю жизнь? Посильна ли для вас цена этих отношений?

А иногда мы рвем отношения потому, что таким образом мы привыкли решать сложные ситуации. Выходом из них. Бегством. Прерыванием. В этом случае нужно понимать, что этот свой сценарий мы уносим с собой и в следующие отношения. Если это не проработать, то вот так и будет происходить. И здесь может идти речь и о дружеских отношениях, и о любовных, и о рабочем сотрудничестве.

«It hurts too much» из моего любимого сериала «Девочки Гилмор» (Gilmore Girls, сезон 7, серия 1).

Текст: Лариса Покровская, психолог в «Под зонтом».

"Мне бы твои проблемы!"

Статьи

«Мне бы твои проблемы», — слышала я от родителей, когда была маленькая. Рассказывала ли я о том, что Люда обещала строить шалаш со мной, а сама пошла копать яму с Наташкой, делилась ли, что птенца, которому мы устроили гнездо под кустом, почему-то там уже нет, жаловалась ли на то, что мне не с кем погулять во дворе или сетовала на букву, которая никак не желает получаться красиво – ничего, кроме «Мне бы твои проблемы», в ответ я не припоминаю. Это не значит, что в детстве мне не сочувствовали, не любили, не утешали. Но в моей памяти осталось именно это: «Мне бы твои проблемы».

Что может подразумевать родитель, говоря ребенку такую фразу?

«Если бы ты только знала, как нелегко быть взрослым! С какими сложными проблемами приходится сталкиваться. Я завидую твоей возможности быть беззаботным ребенком, когда не нужно принимать решения, не нужно нести ответственность за последствия!».

«Ох, как же я устала от груза ответственности. Радуйся, что у тебя сейчас есть возможность думать о том, куда делся птенец из гнезда, или сидеть спокойно выводить буквы, а не носиться в поисках подходящих сапог для ребенка или пытаться решить вопрос, где взять на них деньги».
Читать дальше

Выбираю быть собой

Статьи

Я выбираю быть собой. Быть открытой и искренней, позволить узнать себя глубоко (да, это уязвимо, и это про мое мужество и про доверие своего сердца партнеру). Я могу показать себя всякой, не только с шоколадно-кремовой стороны. И быть готовой услышать, может ли партнер принять меня такой. И не рассыпаться, если нет. И отпустить.

А еще почувствовать, готова ли я принять партнера таким, какой он есть, без сахарной пудры и глазури. И не пытаться менять его, если нет, а просто отойти. Выйти из отношений. И это тоже про мужество. И про уважение. И про веру в то, что встречу когда-нибудь своего человека. «Своего» — не значит моего. «Своего» значит близкого, но отдельного.

«Привет, я Лара. Я люблю кофе и смотреть на облака. Ненавижу жару, плавать и цветную капусту. Переживу, если ты любишь джаз, но если не представляешь свою жизнь без шансона – это проблема. Не хочешь потанцевать под медленный рок?». И будь что будет. Примет ли он меня без капусты и пляжа? А если примет – сможем ли мы уместить под одной крышей разную музыку? Или его стремление к здоровому образу жизни будет вытеснять кофе из моей повседневности? МОЙ кофе.

Оставь мне мое «несовершенство», а я оставлю тебе твое. Потому что внутри своих границ мы вольны сами решать, как обходиться со своими «слабостями». И поэтому мой кофе неприкосновенен. Как и твой джаз.

Текст: Lara Pokrovskaya, психолог в «Под зонтом».

Ответственность за последствия сказанного "да"

Статьи

Соглашаясь в ответ на чью-то просьбу сделать то, что нам на самом деле делать не хочется, мы даем Другому попользоваться нашим зонтом (ресурсом), оставаясь на какое-то время без него сами. Готовы ли мы мокнуть, лишь бы другому было сухо? Ради кого и ради чего мы идем на это? Сможем ли справиться затем с последствиями – с потерей ресурса, с падением работоспособности, с отсутствием отдыха? В каком виде вернется к нам наш зонт, будет ли он исправен или придется сначала подлатать его? Сколько времени это займет и какие важные для нас дела придется из-за этого отложить/ отменить?

Желательно задавать себе эти вопросы прежде, чем сказать «да». Если уж и соглашаться, то осознанно. Понимая, зачем мы это делаем и с какими последствиями можем в итоге столкнуться.

Текст: Лариса Покровская, психолог в «Под зонтом».
Фото: dannyst.

Кто я? Где я?

Статьи

Так уж вышло, что я практически никогда, начиная с 15 лет, не была вне отношений. До смешного: сегодня рассталась с одним парнем, и тут же вечером познакомилась с другим. Не специально, само так получалось. Так что я практически никогда не была одна.

Как-то раз, когда мне только исполнилось 16, я вышла из очень странных отношений, а выйдя из них, очень удивилась, что вообще там оказалась. И подумала, что пора сделать перерыв, побыть одной. Отвыкнуть быть развлекаемой и зависимой от того, позвонил или не позвонил, пошли куда-то или не пошли, привыкнуть слышать себя, понять, а чего самой-то хочется. Я дала себе месяц (жаль, что так мало, но в то время казалось, что месяц без парня — ого!). Первые 2 недели была жуткая ломка. Я не знала, куда и приткнуться. Чем себя занять. Как вообще жить, если никуда ни с кем не идешь тусить (ну не уроки же делать, ей-Богу). А еще через неделю я почувствовала небывалую ранее свободу. Я просто летала. Никогда себя так хорошо не чувствовала. Так что даже продлила себе срок одиночества. Но… в общей сложности через полтора месяца я не устояла и «повелась» на очередные ухаживания очередного кавалера, стала с ним встречаться.

И все ушло. Как будто и не было. Все стало как раньше, снова по кругу: из одних отношений выходила — тут же другие сваливались на голову. Всегда. С одной стороны, как бы грех жаловаться. С другой – вместо того, чтобы узнавать себя, пытаться понять свои желания и устремления, учиться удовлетворять свои потребности, я удовлетворяла чужие, ожидая, что этот чужой позаботится в ответ обо мне. Кривая схема, деструктивная. И затем, уже в зрелом возрасте, меня догнал поиск ответов на вопросы «Кто я?» и «Какая я?». Я, отдельная от другого. Я со своими потребностями. Со своими желаниями. Со своим МОГУ.
Читать дальше