Мой опыт применения активного слушания (Гиппенрейтер)

Статьи

Когда я впервые прочла Ю.Б.Гиппенрейтер, то все ее «активное слушание» восприняла как неискреннее общение с детьми, как повторение заученных фраз, очень искусственных, не-своих. Попытки перейти на такое общение с сыном не были восприняты им с восторгом. Получалось странно, неестественно и даже жутковато. И я быстро прекратила измывательства над собой и ребенком.

К тому времени как дочке исполнилось года 2, я была уже другой. И уж тем более по сравнению с Сашкиным двухлетним возрастом я уже сильно изменилась. И сейчас, наверное, мои диалоги с дочкой для других выглядят примерно как то, что я читала в «Общаться с ребенком: как?». И, возможно, вызывают отторжение. А мне хочется по этому поводу сказать вот что: дело в том, что не надо говорить, как вам не свойственно. Тогда общение не будет неискренним и таким… фальшивым что ли, ролью заученной. Говорить нужно так, как вам комфортно, мы же все разные.

Вот я говорю так, как говорю, не потому, что так правильно, а иначе неправильно. У меня это звучит совершенно естественно. Я говорю то, что чувствую, то, что вижу у дочки, то, как воспринимаю. Я не спрашиваю — тебе сейчас страшно? Просто потому что я ЗНАЮ, что ей сейчас страшно. И я говорю «Тебе сейчас страшно». Или «Ты расстроена» (когда она расстроена). И это о том, что я ее хорошо понимаю, я ее вижу и чувствую ее боль. Но при этом я не перенимаю эту боль, не падаю в нее, не растворяюсь. И потому об меня можно «подлечиться», набраться сил, пережить чувство и — побежать играть.

Уверена, что ребенку можно дать это так, как вам комфортно. Говоря такие фразы, какие вам свойственны. Главное видеть, слышать и понимать, что в данный момент творится с ребенком, и давать ему понять, что вы это видите, слышите и понимаете. И – даете ему опереться на вас, пока он переживает сложные для себя чувства. И – отпускаете бежать дальше, когда он вздохнул, отгоревав, и готов играть, как ни в чем ни бывало.

Текст: Лариса Покровская, простомама и психолог в «Под зонтом».
Фото: Надежда Грибова.