Верю в тебя

Статьи

Егор (17 лет), однажды:
— Мам, а как ты тесто для блинов делаешь?
— А тебе зачем?
— Хочу блинов.
— Хочешь блинов? Но я не могу печь блины прямо сейчас. Вообще сегодня не планировала стоять у плиты…
— Нет, хочу сам сделать.
— Блины? Сам?
— Да. А что?
— Да нет, ничего… Просто блины не такое уж простое дело… Тут нужен опыт… Чтобы тонкие получались…
— Ну ок, научусь. Думаешь, не получится?
— Конечно получится! – говорю уверенно и киваю головой для пущей убедительности. Ведь каждой маме известно, что детей нужно поддерживать и вселять в них уверенность в их способностях.

«Блины… Тут лучше особо не надеяться, не так просто испечь тонкие… может лучше оладьи…», — шепчет внутренний критик голосом моей мамы.
Читать дальше

Маленькая девочка и большой слон

Статьи

Сегодня хочу написать о своих взаимоотношениях со слонами. Ну, с теми, которых принято есть по кусочкам.

Я их очень боюсь – и больших, и маленьких слонов. Маленьких – когда их много. Большого мне и одного достаточно, чтобы впасть в состояние бессилия. Ну а как их не бояться, если они во-первых, быстро плодятся, во-вторых, имеют надо мной какую-то магическую власть. Они делают меня беспомощной, бессильной. Они будто вышибают меня из меня. Я вдруг становлюсь совсем не собой, а какой-то растерянной девочкой, которой страшно не то что делить их на кусочки и есть, ей и голову-то поднять страшно, чтобы увидеть слона целиком. Вот эту гору, стоящую рядом. Возвышающуюся над. Давлеющую, давящую, ошеломляющую.

Странно осознавать, как быстро порой 45-летняя тетечка (то есть я) превращается в эту маленькую растерянную девочку. Девочку, которая «не умеет», «не знает», «не понимает», «не справится». Девочку, которой не к кому обратиться за помощью. Которой такое даже в голову прийти не может, потому что ежу понятно, что справиться же надо самой! Все справляются, а ты что – самая умная? Все сами пашут, а тебе помощь нужна??

И вот я стою и чувствую себя этой девочкой. Пятилетней или шестилетней. Столкнувшейся со своей беспомощностью, попавшей в этот ступор, из которого выхода нет. Потому что в беспомощности я чувствую себя жертвой, а жертва неспособна ни спасти себя сама, ни позвать на помощь другого. Жертва сидит (лежит) и ждет, пока кто-то придет и ее спасет. Сам. Догадается. Поймет. Услышит безмолвный крик. Прочтет мысли. Увидит, как ей плохо. Как МНЕ плохо. И тогда жертва (в данном случае это я) поймет, что кому-то не все равно. Что кто-то готов пожертвовать и ради нее чем-то. Временем. Внутренним ресурсом. Какими-то своими делами, увлечениями, планами. И тогда жертва поймет, что она ценна, нужна, важна. Для этого кого-то. И тогда она станет (временно) ценна для себя тоже. И сможет что-то делать. Чаще для другого, но и для себя тоже. Недолго. Немножко. Ну чтобы не сильно уж эгоистично было со стороны. И внутренний критик чтобы не очень ногами бил.
Читать дальше

Драконы и Сокровища

Статьи

Мне очень нравятся Сокровище и Дракон, о которых рассказывают на Интенсиве Ньюфелда (а также на различных онлайн и офлайн курсах Института Ньюфелда). Нравятся сами эти образы, их точность и понятность. И я хочу поделиться ими с теми, кто с ними еще не встречался.

Вернее, с Драконом встречался каждый. Дракон – это препятствие к чему-то. Например, наш страх. Он может быть о разном, но он мешает нам порой идти вперед. А еще – наши сомнения (получится ли? Может не стоит и пробовать? И любые сложности, с которыми мы сталкиваемся на пути к желаемому. Все это тот самый Дракон, с которым нужно как-то обойтись, потому что не замечать его – это безрассудство, на мой взгляд.

Да и с Сокровищем мы имели и имеем дело постоянно. И у каждого оно свое, разное в разных ситуациях. Сокровище – это то, чего хочется достичь, получить.

И, как водится, сокровища редко достаются легко и просто. Чтобы их «взять», и даже чтобы просто к ним приблизиться, нужно повстречаться с тем самым драконом. И как-то с ним справиться. Пройти мимо или сразиться или подружиться – как хотите. А вот остановившись или повернув назад, Сокровище не получить.
Читать дальше

Смотря на что смотреть

Статьи

Если нас интересует поведение, то мы видим, как ребенок ведет себя плохо. А если мы смотрим на ребенка, а не на поведение, то мы видим, как плохо ему самому. Ведь он так ведет себя почему-то. И если это почему-то для нас важнее, чем сам факт того, что он себя так ведет — вот это про видеть ребенка, про хотеть его узнать как отдельного человека, про сопереживать, про быть готовым поддержать, помочь, услышать, увидеть. И вот тогда меняется все. Тогда меняются отношения.

Текст: Лариса Покровская, психолог в «Под зонтом».

Про картошку

Статьи

Вот так вот придешь домой — а дома сын нажарил картошечки… мням. Обед готов, и вкусно же!

Растишь их растишь, а они нифига не хотят поддерживать порядок в комнате и учить школьные предметы. Зато вон картошку жарят. И думаешь — что мне с тех школьных предметов? Никакой пользы. А в неубранную комнату можно и не заглядывать, не мне же в ней жить. А вот вкусный обед — это дело!

Чмокнешь в нос проходящего мимо 14-летнего лба, с уже видимыми усами, вздохнешь и кааак заорешь: «А уроки где?? И почему одежда снова валяется вперемешку с фантиками на незастеленной кровати??!!» А этот 14-летний уже выше ростом, он так на меня сверху смотрит и «Да ладно тебе, мам. Я вон вчера написал такую прогу!»… И дальше непереводимая для меня игра слов. И думаешь — ну какие и правда уроки, а? У человека вон дело есть. Важное. Ищет, учится, ошибается, снова ищет, делает заново. Еще и картошку жарит.

И пойдешь рефлексировать над картошкой…

Текст и фото: Лариса Покровская, простомама и психолог в „Под зонтом“.