Сама себе табуреточник

Статьи

Табуретка – это моя метафора опоры. То, на чем я «стою», на что опираюсь. Родилась она из ощущения, которое у меня бывает сейчас редко (но если уж бывает, то серьезно), а раньше… когда-то я в нем находилась долго. Это ощущение выбитой из-под ног опоры. И поскольку землю из-под ног выбить никак невозможно, то я остановилась на табуретке. Попробую сейчас описать, как я это вижу и чувствую.

Большую часть моей жизни (и на какой слог бы вы ни поставили ударение в слове «большую» — все будет правильно) для меня опорами служили жесткие установки. Не мои собственные, конечно, а родительские. Визуально такую опору можно представить как табуретку с негнущимися чугунными ножками. Тяжелую такую. Сложно выбиваемую. Ножки довольно тонкие, но чугунные же. Вкопанные в землю для устойчивости. Не только из-под ног такую табуретку не выбьешь, но и не передвинешь по своему желанию. И это делало меня устойчивой, но при этом совершенно негибкой, несдвигаемой, ригидной. Стоя на своей внушительной табуретке я могла видеть что-то, что позволял обзор. Но передвинуть табуретку в другое место, чтобы посмотреть, «а что вообще в мире делается» — нет, это было невозможно. Надежность и стабильность в моем случае достигались ценой неподвижности, немобильности, закостенелости (взглядов, мнений, движений).

И вот вся эта конструкция в какой-то момент разом рухнула в процессе психотерапии. Я помню то ощущение, сказать «растерянность» — это ничего не сказать. Я лишилась старой опоры, не имея новой. Чаще всего в психотерапии идет либо параллельная работа над расшатыванием старых установок и созданием новых, либо вообще сначала нарабатывается что-то новое, а лишь затем отказываются от старого. Но тогда, в моем конкретном случае, вышло не так. Я вдруг поняла, что не могу больше опираться на старую табуретку, не понимая, на что же теперь мне опираться вместо нее. Было ощущение, что я зависла в воздухе, беспорядочно двигая руками и ногами, «барахтаясь». И вниз вроде не падаю, но и не могу встать ногами хотя бы на что-нибудь. Кто я, где я, куда мне – ничего не было ясно. Старой меня уже нет, новой меня еще нет, а кто же тогда есть? Страх, ужас, паника. В этом состоянии я жила довольно долго.
Читать дальше