Нужно быть идиотом, чтобы не видеть, что мне нужна помощь!

Статьи

Я ползу на руках вверх по ступенькам. Ноги волочатся сзади, как не мои. Но они точно мои, просто почему-то не принимают участие в этом передвижении. Работают только руки.

Я ползу на руках по ступенькам, пробираясь между чужих ног. Эти ноги принадлежат людям, стоящим на моем пути. Они стоят группками по несколько человек. Разговаривают, смеются. Общаются. У них происходит что-то свое, они живут какую-то свою жизнь. Им хорошо.
Я ползу на руках вверх по ступенькам, пробираясь между их ног. И никто из них, стоящих здесь, разговаривающих, смеющихся, не помогает мне. Даже не пытается помочь.

Они точно меня видят. Они смотрят на меня, когда я натыкаюсь на их ноги. Смотрят с удивлением и любопытством. Иногда убирают ногу, давая мне путь. Иногда отходят. Но не помогают мне.

Мне очень тяжело. Я устала, я уже еле ползу. И я очень злюсь на них. На всех этих равнодушных, не желающих мне помочь людей.
Читать дальше

Материнство – возможность что-то менять

Статьи

«Давно я хотела книгу сделать», — сказала Саша и сделала. Взяла картинки, которые у нее уже были когда-то нарисованы, что-то дорисовала и собрала в «букет». Назвала сие творение «Книга для малышей». Странный набор разношерстных картинок.

Спрашиваю ее: «Чему ты решила научить малышей, почему именно эти картинки в книге?». «Ну, что было…», — ответила Саша. И ходит довольная.

А я в замешательстве. С одной стороны, ребенок получил удовольствие от процесса «деланья книги». Цель принести этим пользу малышам дочь себе не ставила. Цель сделать качественный продукт — тоже.
Но…

Пойду, короче, поддержку ее в ее начинаниях, порадуюсь, что она довольна.

А потом срочно позабочусь о своей маленькой внутренней девочке, которая с раскрытыми глазами смотрит на все это, вопрошая: «А что, так можно было??» Можно было не стараться, не напрягаться, не добиваться качества, не соответствовать ожиданиям и стандартам, а просто делать то, что хочется и нравится? И просто получить от этого удовольствие?
Мда.
Эх.

Непростое место. Сложное для тех, кто с детства слышал фразы «А тут почему криво?», «Ну посмотри, как ты нарисовала! Разве так нужно было?», «Ну у тебя же получается, когда ты стараешься. А тут чего поленился?», «О боже! И ты хочешь нести это в школу?? Ты ЭТО покажешь учительнице?? Ты серьезно??», «Так каждый дурак сделать может», «Ну вот, снова тяп-ляп», «Да кому это нужно? Какой учительнице на праздник? Ей знаешь сколько такого мусора дарят!», «Ну ты сам-то пользовался бы таким, а?» и тдтп.
Читать дальше

Маленькая девочка и большой слон

Статьи

Сегодня хочу написать о своих взаимоотношениях со слонами. Ну, с теми, которых принято есть по кусочкам.

Я их очень боюсь – и больших, и маленьких слонов. Маленьких – когда их много. Большого мне и одного достаточно, чтобы впасть в состояние бессилия. Ну а как их не бояться, если они во-первых, быстро плодятся, во-вторых, имеют надо мной какую-то магическую власть. Они делают меня беспомощной, бессильной. Они будто вышибают меня из меня. Я вдруг становлюсь совсем не собой, а какой-то растерянной девочкой, которой страшно не то что делить их на кусочки и есть, ей и голову-то поднять страшно, чтобы увидеть слона целиком. Вот эту гору, стоящую рядом. Возвышающуюся над. Давлеющую, давящую, ошеломляющую.

Странно осознавать, как быстро порой 45-летняя тетечка (то есть я) превращается в эту маленькую растерянную девочку. Девочку, которая «не умеет», «не знает», «не понимает», «не справится». Девочку, которой не к кому обратиться за помощью. Которой такое даже в голову прийти не может, потому что ежу понятно, что справиться же надо самой! Все справляются, а ты что – самая умная? Все сами пашут, а тебе помощь нужна??

И вот я стою и чувствую себя этой девочкой. Пятилетней или шестилетней. Столкнувшейся со своей беспомощностью, попавшей в этот ступор, из которого выхода нет. Потому что в беспомощности я чувствую себя жертвой, а жертва неспособна ни спасти себя сама, ни позвать на помощь другого. Жертва сидит (лежит) и ждет, пока кто-то придет и ее спасет. Сам. Догадается. Поймет. Услышит безмолвный крик. Прочтет мысли. Увидит, как ей плохо. Как МНЕ плохо. И тогда жертва (в данном случае это я) поймет, что кому-то не все равно. Что кто-то готов пожертвовать и ради нее чем-то. Временем. Внутренним ресурсом. Какими-то своими делами, увлечениями, планами. И тогда жертва поймет, что она ценна, нужна, важна. Для этого кого-то. И тогда она станет (временно) ценна для себя тоже. И сможет что-то делать. Чаще для другого, но и для себя тоже. Недолго. Немножко. Ну чтобы не сильно уж эгоистично было со стороны. И внутренний критик чтобы не очень ногами бил.
Читать дальше

Испытание на прочность. Часть 2 - "эмоциональная".

Статьи

Теперь попробую написать об эмоциональной части, сопровождающей происходящее в нашей семье в этот период.

Это очень интересно – сравнивать, насколько стресс выбивал из колеи раньше и то, как удается в нем выживать (вернее – жить) сейчас, спустя много лет и часов психотерапии в качестве клиента.

Я не впала в шок, и это радует. Когда-то меня выбивало из колеи любое незапланированное событие, и уж тем более такое тревожащее. Сейчас – нет. Тревога была ровно до момента, когда муж вышел из наркоза после операции, то есть 5 дней, начиная с момента госпитализации. Я ощущала ее то сильнее, то слабее, она постоянно фонила. Радостно, что я не отмахивалась от нее, но и не уходила туда с головой. Тревога не мешала мне думать, анализировать, работать, быть в контакте с детьми. Одним словом – быть взрослой.

Я постоянно оценивала, на какой отметки по 10-балльной шкале сейчас моя тревога. Если отметка была неадекватной ситуации (например, если мне казалось, что я не очень-то и тревожусь сейчас, ну буквально на 4-5 баллов по 10-балльной шкале, а ситуация, меж тем, серьезная — муж на операции и вроде уже должен бы выйти из наркоза и написать мне, а все не пишет и не пишет, и это, вообще-то, тянет на все 10 баллов), я останавливалась и фокусировалась на себе, старалась больше соединиться с чувствами, не выходить из контакта с собой. Почему это важно? Потому, что, ощущая реальное положение дел (а не пребывая в иллюзии, что «мне не тревожно, все ок»), я могу заботиться о себе и своем ресурсе. Чувствовать усиление тревоги постепенно, а не «все было нормально, а потом бац – и я свалилась в минус».
Читать дальше

Испытание на прочность. Часть 1 - "функциональная".

Статьи

— Мама, а мы, похоже, неплохо справляемся без папы.
— Да, вполне. Тебя это удивляет?
— Да. Я думала, мы или не справимся, или будет очень тяжело. А у нас все получается и без папы, все как раньше.
— Ты думала, что я не смогу делать те дела, которые обычно делает папа?
— Ну… Не знаю…
— Солнышко, я, конечно, умею не все, что умеет папа. Все, что связано с бытовой техникой, с электричеством, с кранами, водой, батареями, я не могу.
— И с интернетом!
— Да, когда пропадает интернет, я ничего не могу сделать. Но, во-первых, этому таки можно научиться — подключить интернет на компьютере через мобильник, а также звонить куда-то там, чтобы выяснить, в чем проблема с интернетом. А во-вторых, у нас есть Егор, он умеет сам.
— Да, Егор умеет. Но только с компьютером. А то, что ты перечислила другое — нет.
— А то другое умеют далеко не все, поэтому обычно звонят в различные службы и вызывают специалистов. То есть, все, что нужно — это знать телефоны этих служб. Или, лучше, конкретных мастеров.
— Мы хорошо справляемся без папы, но мы его очень любим и очень скучаем по нему, да?
— Да, солнышко. Очень.
*****

Иногда в жизни случается что-то, что проверяет на прочность.
Читать дальше