Когда быть одному невыносимо

Статьи

Очень много работы в психотерапии вертится вокруг узнавания себя. Того самого, которое, по идее, должно было происходить потихоньку на протяжении всей жизни. Того самого, которое в подростковом возрасте должно было стать основной задачей, результат решения которой – понимание, какой я, кто я, чего хочу в жизни. Что мне нравится и не нравится. Что хорошо или плохо ДЛЯ МЕНЯ.

Если все это не вызрело в оптимальное, отведенное для этого природой время, мы восстанавливаем это в психотерапии. «А ты сама как думаешь?», «А тебе как кажется?», «Тебе самой это нравится?», «Как тебе это?», «Что ты сейчас чувствуешь? А что думаешь?». И не просто задавая вопросы, а принимая ответы. С искренним интересом, с небезразличием. С желанием узнать вас так же, как вы пытаетесь узнать самих себя.

Мы учимся слышать себя. Потому что без этого мы можем опираться только на «так правильно», «так плохо», «я должна потому что должна», «все так делают». И вообще тогда много про этих загадочных «всех». Которых, на самом деле вообще не существует (каждый из нас – разный, нет никаких «все»), но если в картине мира не будет и их – то не будет опор никаких вообще. А тогда как?
Читать дальше

Пожалуйста, тише!

Статьи

То, как зло и даже по-хамски подросток порой может разговаривать с родными и близкими людьми, обусловлено не только тем, что ему сложно проживать бурю чувств, сопровождающих гормональные изменения.

Такая агрессия, порой весьма бурная, порой – «холодная», также призвана защищать границы подростка от вторжения.

Точно так же, как подросток запирает от нас на замок свою комнату, ящики стола, паролит свои девайсы, он запирает и свой внутренний мир. У него внутри происходит формирование новой Вселенной – его собственной. Это его будущий «домик», со стенами, потолком, крышей, полом. Фундамент уже заложен – мы, родители, трудились над этим все предыдущие годы. Мы транслировали свои ценности, рассказывали о том, как устроена жизнь. Показывали, как в ней можно и как нельзя, как хорошо и как плохо, как все это – и плохое, и хорошее, самое разное – сочетается в одном и том же человеке, в одном и том же событии. Объясняли «правила игры», учили обходиться с препятствиями. Были рядом в попытках ребенка менять ситуацию – и когда ему это удавалось, и когда нет. Помогали проживать тщетность, когда нет.

Мы многое делали. Это теперь составляет фундамент мира, который строит подросток. Строит САМ. Ему важно, чтобы этот мир был только его. Чтобы там были ЕГО стены-границы, ЕГО окна-взгляды на жизнь, ЕГО опоры-пол, ЕГО лестницы-способы достигать целей, ЕГО крыша-защиты.
Читать дальше

Так ты взрослый или ребенок? Определись уже!

Статьи

Подростковый возраст порой прямо таки взрыв мозга для родителей. То с тобой разговаривает вменяемый человек, излагающий какие-то логичные мысли, делающий выводы, использующий взрослый понятийный аппарат, то внезапно этот же человек начинает вести себя как капризный маленький ребенок, нелогичный и нерациональный, топающий ножкой «не хочу-не буду!» или «дай мне это сейчас же!», не желающий нести хоть какую-то ответственность за свои слова и действия.

В целом это выглядит как «я считаю вот так и буду делать так, как хочу, и точка, но ответственность за это я на себя брать не буду». Достаточно взрослый чтобы отстаивать права, но недостаточно чтобы выполнять обязательства. И это взрывает мозг. Ну потому что так нельзя!!!

Ну потому что нам так нельзя. Хочешь права – они выдаются только вместе с обязанностями. Точка. Типа «любишь кататься – люби и саночки возить», а не «любишь кататься – люби и катайся».

Когда я хочу жареной картошки, я готовлю ее, а потом МОЮ ЗА СОБОЙ ВСЁ. Когда я решаю поспать еще чуть-чуть, я понимаю, что потом не успею спокойно потупить в телефон перед выходом куда-то ко времени, и я НЕ СИЖУ В ТЕЛЕФОНЕ и НЕ ОПАЗДЫВАЮ. И тдтп. Но подросток хочет и «рыбку съесть, и сковородку не помыть». И тогда кто вынужден мыть за ним? Ага. И это страшно бесит.

И что делать с этим недовзрослым монстром?
Читать дальше

Только не ной!

Статьи

Краткое содержание проведенного прямого эфира о нытье:

Слово «ныть» в словаре Ожегова:
1. Бoлeть (oб oщyщeнии тyпoй, тянyщeй бoли). 3yб нoeт. Cepдцe нoeт (тaкжe пepeнocнoe знaчeниe: o чyвcтвe тocки, тpeвoги).
2. Издaвaть тягyчиe, yнылыe звyки. Beтep нoeт в тpyбe.
3. Haдoeдливo жaлoвaтьcя нa чтo-нибyдь (paзгoвopнoe). Beчнo нoeт, вeчнo вceм нeдoвoлeн.

Что общего? Уныние. Что-то настолько плохо и тягостно внутри у человека, что он только и может что ныть.

Нытье – это,
Читать дальше

Этот страшный подростковый возраст

Статьи


Этот текст – второй в цикле моих текстов про подростковость. Напомню, что первый текст под названием «Взрослеть непросто» можно прочесть здесь же, в «Под зонтом».

В первом тексте я перечислила Сашины вопросы, переживания. Все их можно свести, в итоге, к нескольким пунктам:
1. Почему подростки грубые, агрессивные, нелюбезные, недружелюбные, не открытые к общению, мрачные?
2. Обязательно ли каждый ребенок, достигший подросткового возраста, становится таким? Со всеми ли происходят такие метаморфозы? Можно ли сделать что-то, чтобы такой не стать?
3. Почему те, кто еще вчера был расположен к общению с более младшими, сегодня прогоняет их, не хочет с ними общаться, причем иногда весьма обидно и агрессивно? Куда девается доброе расположение, порой даже дружба? Почему тот, кто о тебе вчера заботился, сегодня называет тебя «малявкой» (а если и не произносит этого вслух, то все равно вот так относится к тебе – что ты ему больше не ровня)?
4. По мере увеличения возраста ребенка социум все больше ожидает от него. А ребенок далеко не всегда уже готов брать на себя такую ответственность. Порой тащить на себе этот груз становится непосильным. И весь внутренний ресурс уходит на попытки как-то проживать страх не оправдать ожидания педагогов и родителей. И Саше страшно, что она не справится. Не оправдает. Разочарует.

Если обобщить, то получается, что:
Читать дальше

Взрослеть непросто

Статьи

Сложности взросления – пожалуй, самая частая и непростая тема, поднимаемая последние полгода в наших отношениях с Сашей. Дочь очень часто инициирует разговоры об этом, сильно переживает. И я все думаю, как же это я смогла обойтись без таких разговоров с мамой в свое время? Как выжила и прошла через все эти непростые сложности? Куда разместила всю эту тревогу, весь страх неизвестности, ужас непредсказуемости, груз ответственности и прочее, сопровождающее проживание изменений, взросления?

И ответ очевиден: НИКАК. Не прошла. Не справилась. Тупо выжила, спрятав все поглубже и подальше, в какие-то закрома внутреннего чулана. Чтобы не видеть, не чувствовать, не разрушаться. Потому что разделить эти переживания было не с кем, а проживать не разделяя было просто невыносимо.

У Саши есть пересечения с ребятами подросткового возраста. Она видит, как они ведут себя. Как вдруг меняются те, кто еще вчера играл с ней практически на равных, относился к ней с симпатией и где-то даже с заботой. Со снисходительностью (в хорошем смысле). Она сталкивается с резкостью, с отвержением, с насмешками, с агрессией. Сталкивается напрямую или как свидетель таких взаимоотношений между другими ребятами. И она растеряна. И ей больно. И она пугается, путается.

Да и дома имеется свой собственный старший брат, свидетелем подросткового возраста которого Саша была несколько лет. Так что с подростковостью Саша знакома довольно близко.
Читать дальше

Как помочь прожить тревогу

Статьи

— Мам, знаешь, мне некоторые вещи в себе так не нравятся…
— Да? Какие, например?
— Ну вот то, что я так сильно волнуюсь, когда иду в новое место или к новым людям, что аж плохо мне… Вот как сейчас…

* разговор состоялся в Сашин первый день в семейном классе. В новом для нее месте, с новыми детьми. Мы как раз ехали туда, и Саша, как обычно в таких случаях, переживала.

— Тебе сейчас плохо? В чем это выражается сейчас?
— Ох… У меня побаливает живот, подташнивает. И мне страшно, что а вдруг меня вырвет… Я почти уверена, что нет (потому что я знаю, что обычно так себя чувствую, когда волнуюсь, но меня не рвет), но все равно страшно. И у меня сейчас трясутся колени.
— Бедный мой заяц…

* на ходу прижимаю Сашу к себе. Замечаю, что пальцы рук у нее холодные (при этом на улице тепло).

— Смотри-ка, у тебя еще и руки холодные. Ты заметила?
— Да. А это тоже из-за волнения?
— Ну похоже, что да. Давай-ка мы их разотрем.
— А бывает, что из-за волнения руки становятся холодными?
Читать дальше

Смотреть, не отвлекаться!

Статьи

— Мама, мы вчера с Егором такое видели!!!
* Я попросила Егора сходить с Сашей в Детский мир – выкупить заказанное ею Лего, а потом прийти домой и побыть с ней, пока я езжу по своим делам. И, вроде, все прошло гладко – когда я вернулась домой, меня ждала довольная Сашка, собравшая львиную долю набора и продолжающая заниматься этим. И ничего не предвещало вот этого «мы вчера такое видели!!»
— Что ж вы видели?
— Мы когда уже домой вернулись, стояли ждали лифт. И там был папа с маленьким мальчиком. С очень маленьким мальчиком. Они тоже ждали лифт. И мальчик совал свои пальцы во все щели лифта. Там, где двери открываются и закрываются, заезжают внутрь и разъезжаются.
— И что?
— И ему прищемило пальцы, когда лифт приехал и двери начали открываться!!!
— Ого…
— Да! И он так плакал, так плакал!
— Я представляю…
— Ему наверное было очень-очень больно!
— Думаю, да. Бедный малыш…
— Мама, они сели в маленький лифт, а мы с Егором остались ждать следующего. И мы продолжали слышать плач этого мальчика всю дорогу, пока он ехал в лифте. И это было невыносимо.
— Ты испугалась?
Читать дальше

Голос бессилия

Статьи

Позавчера я орала на Сашу. Не повысила голос, не прикрикнула, а полноценно орала в аффекте не своим голосом.

Ну вот реально – голос был не мой, совершенно. Во-первых, мой личный голос ниже. Во-вторых, он звонче, ярче и сильнее. И если я ору своим настоящим голосом, то ору очень громко. А тут… Меня вынесло, я была не в себе и орала голосом не своим, а каким-то тусклым и приглушенным, но на пределе возможностей, сильнее не могла.

Саша последнее время из рук вон плохо справляется с самоконтролем. Похоже, уже немножко движется (мееедленно, и идти дооолго) в сторону подростковости, именно организм меняется, растет, по чуть-чуть перестраивается, и все силы, весь ресурс идет на эту перестройку. На самоконтроль не остается почти ничего, и это прямо вот заметно. И нам с мужем ох как непросто сейчас взаимодействовать с ней.

На днях как раз был об этом разговор.
***

— Саш, ты чего тут затаилась и лежишь?
— Просто… Думаю о своем поведении.
— Ээ? Это тебе папа так сказал — думать о своем поведении?? (Странно… Мы так не говорим обычно)
— Нет… Это я просто лежу и думаю, как себя последнее время веду…
— И что же ты думаешь о своем поведении?
Читать дальше

Про невсемогущество

Статьи

Как же иной раз трудно не брать на себя то, что находится вне зоны влияния! Над чем не властен. Что непосильно, нереально, не…

Но внутри звучит этот голос: «Не получается – значит плохо стараешься». Голос, не дающий принять свое невсемогущество и смириться с тем, что да, вот в этом повлиять я никак не могу. Вот это вообще не моя ответственность, потому я ничего не могу изменить.

«Отмазки», — уверенно заявляет голос. «Перестать стараться – значит сдаться», — уверяет он. «Легко ничего не дается. Закуси удила и продолжай. Отступить каждый дурак может. А ты ж не дура?».

«Конечно нет», — кивает моя детская часть и «берет под козырек».

«Конечно да, — звучит другой, взрослый голос. – «Дура, потому что так долго тебя слушаю. Иди в сад».

Детская часть в ужасе замирает. Вот сейчас что-то случится. Вот сейчас небо рухнет на землю, океаны выйдут из берегов, затопят Луну, все вулканы мира проснутся и Земля скроется под слоем огненной лавы. И все потому, что такого неповиновения Голос не стерпит.

Но ничего не происходит. В голове тишь и благодать. А надоедливый Внутренний Критик сажает в саду цветочки. Ровненько сажает, один к одному, с нужными промежутками между. Поливает. Удобряет. Делает все правильно и как надо.

«Не дрейфь!», — подмигивает Взрослый Голос испуганному ребенку.
«Но что теперь будет?», — ребенок в ужасе.
«А ничего не будет, — пожимает плечами Взрослый. – Чай пить пойдем».
«А что, так можно было?», — задается Ребенок немым вопросом.
Читать дальше